Вс. Июл 14th, 2024
Атомная станция

За последние 15 лет Литва в энергетическом поединке против Российской Федерации, основного поставщика в страну электроэнергии и углеводородов, предприняла несколько стратегических инициатив. И проиграла всюду.

Президентам Литвы есть чем «гордиться». При Валдасе Адамкусе в стране закрыли Игналинскую АЭС, а россияне провели «Северный поток–1» по дну Балтийского моря. При Дале Грибаускайте в Клайпеде пришвартовался плавучий терминал сжиженного природного газа «Независимость», а белорусы рядом с райцентром Островец заложили фундамент будущей БелАЭС.

Гитанасу Науседе «славы» достанется больше, чем предшественникам: Минск 3 ноября запустил свою АЭС, Москва завершает прокладку второй нитки магистрального газопровода по дну Балтики, получившей название «Северный поток–2», а Литва пока не построила ничего.

Когда при Адамкусе россияне предлагали провести подземную газовую магистраль в Германию через Литву, Вильнюс ответил знаменитое «Не допустим Ивана к трубе». Россияне перестали говорить о прокладке трубопровода через территорию Литвы и переключились на морское дно.

Когда столица Литвы опомнилась, трубоукладчик уже ушел в море. Решили ударить по хвостам и начали волну «зеленых протестов» – вопили о варварском нарушении экологического баланса на Балтике, угрозе для обитателей морского дна и даже о возможном нарушении тишины на так называемых кладбищах оружия, разбросанных по всей акватории.

В азарте упустили из виду, что Лондон соревнуется с Берлином за российское голубое топливо и предлагает Москве тянуть провод до Туманного Альбиона.

Угомонились в Литве только после грозных окриков из двух серьезный столиц Евросоюза, грубовато напомнивших, как следует вести себя в компании джентльменов и бюргеров. Официальный Вильнюс сообразил, что помощи в Европе искать нет смысла, и стал полагаться на собственные возможности.

Консерваторы из партии «Союз Отечества» по предложению Ирены Дягутене и Андрюса Кубилюса инициировали бойкот сети автозаправок «ЛУКОЙЛ-Балтия», чтобы сокращением прибылей этой компании показать, как невысоко литовцы ценят российское топливо и другие энергоресурсы.

Менеджеры «ЛУКОЙЛ-Балтии» снизили розничные цены на 0,02 лита, и у всех АЗС выстроились длинные очереди из желающих сэкономить на кормах для железных коней.

А российско-немецкий караван неторопливо шел к цели, и газопровод заработал. Магистраль «Северный поток–1», соединившая российские месторождения с германскими потребителями ради увеличения поставок газа на европейский рынок и снижения зависимости от транзитных стран, окончательно разрушила все иллюзии.

В эпоху Грибаускайте в стране восхищались чудными бизнес-перспективами СПГ-терминала. Планировалось покупать дешевый газ и перепродавать его втридорога в Латвию, Эстонию, Польшу, на Украину и Балканы. Но весной 2018 года на энергетической конференции в Хорватии президент Польши Анджей Дуда дал понять «Янтарной леди»: не надейтесь.

Уже два с половиной года назад Клайпеду поляки не считали серьезным конкурентом и рассматривали как внутрибалтийский хаб. А сегодня очевидно, что Балканы получат российский газ либо из Германии, либо из Турции/Сербии.

Польша и Литва со своими СПГ находятся вне рамок этих схем. Литовский терминал, загружаемый лишь на 25% мощности, медленно превращался в хомут, сильно натирающий не только шею, но и хребет государства.

Чтобы амортизировать энергетический провал, по команде из президентуры начали неистовую психическую атаку на строительство АЭС в Белоруссии под лозунгом «Энергетический сектор Литвы стал еще более независимым от энергоресурсов из РФ и обойдется без небезопасного электричества с БелАЭС».

Из желания остановить стройку ничего не получилось. Бесплодные попытки привели только к тому, что внутренняя оппозиция обвинила руководство Литвы в «психологической зависимости власти от России», а Кремль – «в организации беспрецедентной информационной войны по защите АЭС – не экономического, а политического российского проекта».

Наверное, Далю Грибаускайте и ее фаворитов – политических банкротов – передернуло, когда БелАЭС пустила ток. Тяжело вздохнула и команда Науседы, узнав о вводе в строй чужого энергоблока мощностью 1194 МВт.

Энергии в верхах хватило только на заявление, которое поручили огласить бывшему кандидату в президенты Белоруссии Светлане Тихановской. Света с пафосом прочла по бумажке:

«Вся история АЭС – это история безответственности режима и лично [президента Белоруссии Александра] Лукашенко. Сегодня он рискует народом, который пережил Чернобыль и помнит эту трагедию. Строительство АЭС не обсуждалось с белорусским обществом. Безопасность АЭС не обсуждалась с соседними государствами-партнерами. А запуск реализуется без независимого контроля и необходимых тестов.

Режим умышленно запускает станцию во время глубокого кризиса, чтобы спрятать очередную свою халатность. Но мы не дадим это сделать. Решение о дальнейшей судьбе АЭС может быть принято только после общественного диалога и серьезного экспертного анализа проблем, связанных со станцией».

Буквально на днях бывший премьер Гедиминас Вагнорюс признал, что остановка Игналинской АЭС была очень большой ошибкой, которая еще долго будет аукаться стране.

Впереди литовскую президентуру ждет еще одно разочарование, связанное с завершением строительства Nord Stream–2.

По мнению Литвы, вторая ветка идет вразрез с планом создания Энергетического союза ЕС, главными целями которого является диверсификация источников и транспортных коридоров энергопоставок и снижение зависимости от России.

Но логика жизни берет верх. Берлинский Фонд науки и политики, консультирующий парламент и правительство Германии по внешнеполитическим вопросам, обнародовал исследование «Северный поток–2″: попытка политической и экономической оценки».

Автор исследования, авторитетнейший эксперт Кирстен Вестфаль говорит следующее:

«Для европейских компаний проект означает расширение сотрудничества с Россией, которая может поставлять газ по весьма выгодным ценам. «Газпром» же сокращает число транзитных стран и получает современную, эффективную инфраструктуру для прямых поставок в Германию. Оттуда газ пойдет на другие рынки».

«При этом коммерческие интересы «Газпрома» совпадают с геополитическими интересами Кремля и желанием прекратить транзит через Украину. Отказ от «СП–2″ автоматически повлечет ухудшение отношений с Россией, которое Берлину не выгодно», – пишет автор в исследовании.

Что остается Вильнюсу? Только продолжать активную борьбу против «энергозависимости от России», чтобы повысить свою политическую ценность в глазах Брюсселя. Первые лица литовского государства десятки раз обсуждали идею запрета строительства «Северный поток–2» с главами других государств.

Впрочем, надежда умирает последней. Нынешний глава Минэнерго Жигимантас Вайчюнас на днях вновь заявил, что Америка остановит строительство «Северного потока–2». Наверное, он последний, кто верит в чудо.

Очевидно, что вместо 27 миллиардов кубов из России будет поступать в Европу 55 млрд кубов по двум веткам «Северного потока». Если появится ответвление на Калининград, Литва лишится последнего газового транзита. Вильнюс в очередной раз проиграл. Так сказать, не хотели Ивана с трубой – и не получили. Предстоит отыгрываться за счет своих граждан. Такой вот скверный анекдот.

Добавить комментарий