Пт. Июн 21st, 2024

Обычно о таких история помалкивают – не принято доблестным американцам, искренне считающим себя лучшими воинами в мире, рассказывать о подобном.

Но Майкл Фогетти настолько вдохновился теми событиями, что не смог молчать. Эти воспоминания были навеяны фотографией памятника в Берлине, посвящённому русскому человеку.

Ему тут же вспомнилась история, где он с другими солдатами, выполнив обозначенную высшим руководством миссию, стал ждать эвакуации. Но та так и не последовала – не смогли добраться до назначенной точки.

События происходили в районе Золотого Рога

Как отмечал Майкл Фогетти:

«Там было жарко. Не только физически, но и в отношении происходящих действий.»

Местные жители считали, что революции им недостаточно. Всё началось с конфликта на религиозной почве. Подробностей самого конфликта он не знает. Но рассказывал о том, что задание выполняли неподалёку.

Дальше должны были сесть на пароход все дружно да отправиться в место для эвакуации.

«Но на пути мы столкнулись с неприятным сюрпризом. Окраина малочисленного городка встретила нас с оружием. Группы людей пусть и были малочисленными, но вооружёнными до зубов. У них были подготовленные позиции. Нас, правда, предпочли не трогать. Но ситуация складывать весьма напряжённая. Мы были на 5 военных джипах, с современным оружием. Может, потому и не рисковали.

Вооружённых мародеров было предостаточно. Проезжая мимо, у стены дома мы заметили тела. Внешность была европейской. После чего я лично отдал приказ – быть готовым к огню, но первыми не стрелять. Как вдруг из ниоткуда выбегает женщина и девочка, а вслед за ними трое озлобленных чёрных.

За долю секунду и женщину, и её дочку, по всей видимости, мы затащили в один из джипов – чтобы не позволить темнокожим сделать запланированное. Преследователи в ответ навели пулемёт. Угроза была прямой. Тут же раздался выстрел с нашей стороны. Один из темнокожих упал. Джипы помчались вперёд, несмотря назад.»

Выстрелов вслед хватало. С разных сторон, иногда и спереди выбегали мародёры и открывали огонь. Повезло американцам лишь в том, что у мародёров никаких навыков не было – стреляли куда попало. Оказавшись на вершине, откуда просматривается и причал, обнаружили пылающий в огне пароход.

Эвакуироваться возможности больше было.

Ситуация осложнялась ещё и тем, что в порту было уже более тысяч европейцев. Это – обыкновенные гражданские лица со своими семьями. Если оставить их – с ними бы быстро разобрались. Несмотря на отсутствие навыков стрельбы у мародёров, их было бы вполне достаточно для гражданского населения. Но у американцев был ещё и замаскированный катер – как раз на такой случай.

«Я сказал парням, что они могут сесть на катер и отправиться к точке эвакуации. Но сам остаюсь и буду защищать безоружных и их семьи. Никого просить не стал остаться со мной.

Тем не менее, инициативу поддержали все безоговорочно. А это – 29 морских пехотинцев, семеро легионеров и ещё 11 матросов, чей пароход затонул. На нашей стороне было и несколько десяток гражданских, готовых взять в руки оружие и защищать свои семьи.»

Что произошло дальше

Все они остались. Разместились в гешефте – по всей видимости, один из чинов ООН подготавливал его для себя. Только ситуация всё равно была плачевной, несмотря на наличие места дислокации – им противостояли более 3 000 вооружённых революционеров.

В основном у них было «лёгкое» оружие – маузеры, штурмгеверы, иногда встречались АК.

На стороне американцев пусть и было оружие получше, но против количества не пойдёшь никаким качеством. Включая 5 пулемётов 50-го калибра, собранных китайцами в качестве полной копии русских пулемётов. Поэтому какое-то время удерживать дистанцию получалось с лёгкостью. Но патроны буквально испарялись.

«У французов была информация. Сказали, что через половину суток должен будет подоспеть ещё один пароход, сопровождаемый сторожевиком. Но проще от этого не стало. С иссякающими боеприпасами попробуй продержись.

И если противник додумается идти в атаку со всех сторон, то мы отобьём максимум одну волну. На вторую никаких боеприпасов нам не хватит.»

Повезло лишь с тем, что противники были совершенно без снайперов. А на стороне американцев они были – отрабатывали как нужно.

Но с началом новой атаки революционеры всё же догадались заходить по обе стороны. Массово. Изменили стратегию ведения боя – пулемёты оказались под постоянным огнём, сами пулемётчики вскоре были тяжело ранены. Одного ликвидировали. Кое-как ту атаку удалось отбить. Но следующую – уже точно нет.

Повезло лишь с тем, что было время для совершения намаза. Потому американцам и дали небольшую передышку. За это время они успели неплохо забаррикадироваться. Но всё было бы тщетно.

«Как вдруг Смити по рации сообщил мне, что у него непонятный вызов. Сказал, что это русские – вроде старшего требуют. Он узнал, можно ли меня с ними соединить. Я ответил, что пускай. Русский представился единственным человеком на этой территории Африки, у кого имеются в распоряжении танки, способные повлиять на положение.

Тогда я, искав хотя бы какое-то спасение, рассказал ему обо всём. В деталях. Он в ответ поинтересовался, не прошу ли я у него помощи.

Я понимал, что мы не выстоим следующей атаки – ответил как есть. Он попросил отметить позиции красными сигнальными ракетами – чтобы они знали, где находятся враги. И приказал ждать. Я распорядился поступить так, как сказал этот русский.»

Вскоре раздался грохот такой силы, что у американцев больше не было ни единого сомнения – русские добрались. Минимум с десятка полтора стволов калибром от 100 миллиметров. Какие-то из революционеров обратились бежать в сторону американцев, а те их встречали; другие удирали в обратном направлении.

«Вскоре появились силуэты Т-54. Они продвигались стремительно. Стреляли со всех орудий, а на броне сидели десантники и отстреливались дополнительно. От революционеров, которые нас окружили, не осталось и следа.

И тогда я подумал: «Хорошо, что не мы – мишень для русских, иначе нас бы тут стёрли с лица земли.»

Добавить комментарий