Чт. Ноя 30th, 2023

Новости Беларуси. Судебное разбирательство по делу топ-менеджеров Белгазпромбанка начнется 17 февраля в суде Московского района Минска, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Евгений Поболовец, СТВ:
Между тем, громкое уголовное дело окутал псевдополитический флер. В интернет-пространстве звучат заявления о неправомерности процесса. Правда никаких подтверждений тому нет – как обычно все заканчивается постом в сети. При том, что вся информация о разбирательстве доступна на официальных порталах ведомств, а сам судебный процесс будет открытым. Впрочем, причина такого медиапиара экспертам очевидна. Так кому же выгодно подменять понятия?

Юристы и политологи рассуждали на тему в репортаже Ксении Худолей.

Ксения Худолей, корреспондент:
То, что у пиара нет ни запаха ни цвета в современном мире все давно усвоили. Но бить рекорды по масштабам лже-менеджмента, кажется, в топе популярных хобби. Здесь много сил не требуется – активный вброс по всем фронтам сети, ни минуты на раздумья пользователям и фейк-машина запущена. Дело топ-менеджеров Белгазпромбанка «запахло» политикой. Случайно? Едва ли.

17 февраля 2021 года Верховный Суд Республики Беларусь начнет открытое судебное разбирательство по уголовному делу в отношении топ-менеджеров ОАО «Белгазпромбанк».

Ксения Худолей:
Это официальное заявление пресс-службы Верховного суда. Заседание по делу пройдет 17 февраля в открытом формате. Ничего нового и удивительного для всех, кто внимательно следил за процессом. Но только это, стоит предположить, невыгодно для остальных «невнимательных». А потому в медиасреде уже несколько дней то и дело всплывают претензии и упреки.

Ксения Худолей:
Напомню, Виктора Бабарико обвиняют в получении взятки в особо крупном размере организованной группой и отмывании денег. Превратить беспрецедентное экономическое преступление в представление пытаются еще до начала суда. Эксперты уверены: процедура информационного полоскания – единственный способ подменить экономические обвинения политическими предрассудками.

Вадим Боровик, политический аналитик:
Все фигуранты уголовного дела, помимо главного фигуранта, пошли на сотрудничество и представили определенные доказательства своей противоправной деятельности. На стороне главного обвиняемого одно – то, что он эту вину не признает и готов суде это доказывать. Все, политику убираем. Какая политика? Сейчас речь идет о конкретных экономических уголовных преступлениях. Если их не было – надо доказать.

Ксения Худолей:
Претензии «заступников» экс-главы Белгазпромбанка нетрудно разложить по полкам. С форматом заседания разобрались – суд будет открытым, это официально. Но, видимо, разобрались не все. Адвокату основного фигуранта это дается сложно, даже после личного извещения по итогам предварительного заседания. Не постиг Дмитрий Лаевский и законодательный аспект.

Дмитрий Лаевский, адвокат:
В качестве причин, по которым Верховный суд начинает сам рассматривать дело, обычно выступает то, что кто-то из обвиняемых является госслужащим высокого уровня, или какая-то тайна государственная. Ничего такого я здесь не вижу. Мы пока не спешим с выводами.

Дмитрий Лаевский:
Рассмотрение дела Верховным судом по первой инстанции означает, что приговор Верховного суда не может быть обжалован в апелляционном порядке.

Ксения Худолей:
Правозащитник из раза в раз повторяет – клиента лишили права на обжалование приговора. Здесь возникает вопрос в компетенции юриста.

Александр Омельянюк, заместитель председателя Постоянной комиссии по законодательству Палаты представителей:
Верховный суд имеет право принять любое дело к своему производству. Конечно, мы понимаем, что это дела наиболее важные, наиболее общественно значимые, резонансные. Чего-то чрезвычайного, экстраординарного в данном случае нет. Что касается порядка обжалования, законом предусмотрен как апелляционный, так и надзорный порядок обжалования приговора суда. Приговор, который вынесен Верховным судом, может быть обжалован и опротестован в надзорном порядке в Президиум Верховного суда при наличии оснований и в Пленум Верховного суда Республики Беларусь. То есть этот порядок существует, он не исключает, не нарушает право на защиту, он предусмотрен действующим законодательством.

Украинский политолог о Бабарико: мы тоже это проходили. Когда Юлия Тимошенко привлекалась к уголовной ответственности

Ксения Худолей:
На чем в суде будет строиться защита экс-председателя Белгазпромбанка, покажет время. Хотя уже сейчас очевидно – Виктора Бабарико бывшие политические оппоненты со счетов списали. Коллега по кандидатским амбициям Анна Канопацкая на досудебном заседании была, но, видимо, не по душу топ-менеджера.

Канопацкая о Бабарико: «Пытался за политическими идеями скрыть свои экономические правонарушения»

Ксения Худолей:
О цифрах и сроках говорить рано. Исход дела определит суд. Только народная мудрость «семеро одного не ждут» смысла не теряет и сквозь века. Чего ждет восьмой? Узнаем в зале суда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *