Пн. Мар 4th, 2024

Мы бросаем гранаты в жилые дома, — писал 25 августа 1941 года в своем дневнике обер-ефрейтор вермахта Иоганнес Гердер о его пребывании в Беларуси. — Дома очень быстро горят. Огонь перебрасывается на другие избы. Красивое зрелище! Люди плачут, а мы смеемся над слезами… Проклятая гуманность нам чужда”.

Черным от крови и бесчеловечности операциям на нашей земле гитлеровское руководство зачастую давало светлые и весьма благозвучные названия.

Одна из таких операций, названная “Зимнее волшебство” (Winterzauber), была организована 75 лет назад, в феврале-марте 1943 года, в треугольнике Себеж — Освея — Полоцк и на территории Псковской области. В ходе ее проведения было разграблено и сожжено 158 населенных пунктов, погибли тысячи людей. Только на наших землях было уничтожено и сожжено заживо 3,5 тысячи местных жителей, еще 2 тысячи угнаны на каторжные работы в Германию, а более тысячи детей — в Саласпилсский лагерь смерти, располагавшийся на территории Латвии.

Каратели фотографировались на фоне жертв. Витебская область.

Целью операции было создание нейтральной зоны отчуждения без жителей и населённых пунктов шириной 30-40 км между Дриссой на юге, Зилупе и Свольной на севере и охватывало район Освея — Дрисса — Полоцк — Себеж — Россоны (Белоруссия, Россия). Эта полоса земли без населения должна была лишить партизан их опорных пунктов.

Сама постановка задачи предполагала массовое уничтожение находившихся в зоне операции деревень и значительной части местных жителей. Это осознавали как руководители операции, так и её исполнители. «Все русские деревни на границе с Латвией, которые в первую очередь образуют опорные пункты для нападений со стороны бандитов, следует полностью сжечь», — указывалось в приказе № 363 командирам групп Шредеру и Кнехту.

Руководил операцией лично высший начальник СС и полиции в Остландии обергруппенфюрер СС Фридрих Еккельн. На совещании 4 февраля 1943 г. он принял решение создать из латышских полицейских батальонов две оперативные группы под командованием бригадефюрера СС и генерал-майора полиции Шредера и полковника охранной полиции Кнехта. Для руководства особыми командами полиции безопасности были закреплены офицеры СС: за группой Шредера — штурмбаннфюрер СС Ланге, за группой Кнехта — гауптштурмфюрер СС Кауфман.

На стороне партизан действовали различные бригады и отряды, силы которых, из-за нерегулярного состава, трудно оценить. Однако четыре граничащие с Латвией района Белоруссии и России (Дриссенский, Освейский, Россонский и Себежский) к началу 1943 г. плотно контролировали советские партизаны, образовавшие т. н. Россонско-Освейскую партизанскую зону. Агентура Абвера оценивала численность латышского партизанского отряда в 80 человек, белорусских — в 500. Однако реальная численность партизан была в десять раз больше.

Операция разворачивалась по алгоритму, описанному в датируемом летом 1943 года письме генерального комиссара Риги О.Дрехслера. Войдя в деревню, полицейские и приданные им части расстреливали всех, кого можно было подозревать в принадлежности к партизанам (таковыми считались практически все жители-мужчины в возрасте от 16 до 50 лет), а также стариков и инвалидов, которым был не по силам долгий пеший марш. Остальные — в основном женщины с детьми — направлялись пешком к месту так называемого «второго шлюзования». Тех, кто обессилел в пути, расстреливали. Из сборных лагерей людей направляли в другие лагеря, например в Саласпилсский концлагерь под Ригой, где женщин отделяли от их детей и направляли на работу в Германию.

Так 16−18 февраля 1943 года каратели уничтожили деревню Росица. Несмотря на то, что данные немецкой разведки представляли Росицу как опорный пункт партизан, их там не оказалось. Тем не менее, 206 жителей села были уничтожены оперативной группой СД. Затем в Росицу в течение нескольких дней пригоняли жителей соседних деревень для «вторичной фильтрации». Более молодых и сильных людей отправили на станцию Бигосово, где их грузили в вагоны и везли в концлагерь Саласпилс и на работы в Германию. Остальные жители были сожжены в домах, большая группа людей была загнана в коровник, который затем подожгли. Среди убитых были католические священники Юрий Кашира и Антоний Лещевич, один из которых был сожжён с другими жителями, а второй — застрелен за настойчивые просьбы спасти детей (по другим данным, также сожжён). В общей сложности в Росице было уничтожено 1528 человек.

Распоряжением командира одной из боевых групп предписывалось: «В случаях, когда из-за отсутствия в непосредственной близости СД расстрелы необходимо проводить при помощи войск, экзекуции должны проходить в домах. Трупы следует покрывать соломой или сеном и там же сжигать». В донесении 278-го латышского полицейского батальона отмечается, что уже в первый же день операции, 16 февраля, «продвигаясь через д.Лимовку и дальше, рота ликвидировала около 100 бандитов и бандитских пособников, сожгла указанную деревню, так как в это время СД действовала в другом населённом пункте».

Каратели практиковали «метод разминирования дорог и полей с помощью местного населения» — людей под дулами автоматов гнали на мины.

Составленные после карательной акции акты партизан зафиксировали факты не только убийств, но и изощрённых издевательств над жертвами, которые далеко выходят за рамки выполнения преступных приказов гитлеровского командования.

Так, в деревнях Мозолевщина, Скрипчино, Рагелево были расстреляны и сожжены 371 человек, в том числе малолетние дети от 3 месяцев до 15 лет. Зверски была растерзана семья Юхневича из деревни Беляны: восьмилетнему Виктору вырезали звезды на груди, на спине и бросили в огонь, 7-летнюю Веру зарезали ножом, полуторагодовалому Жене разбили голову. В Освейском районе при экзекуциях детей всех возрастов бросали живых в огонь, живым людям на спинах вырезали ремни и звёзды, выламывали руки.

 

Каратели фотографировались на фоне жертв. Витебская область.

Количество жертв в разных источниках приводится от 3500 за всю карательную акцию до 11 383 только в Освейском районе.

В донесении об операции «Зимнее волшебство» военный командующий в рейхскомиссариате «Остланд» генерал В. Бремер от 20 марта 1943 г. доложил: по предварительным данным, расстреляно 3629 жителей по подозрению в связи с партизанами, выслано на принудительные работы 6370 человек. Добыто 2250 голов крупного рогатого скота, 408 лошадей, 158 свиней, 2490 овец, 2154 голов другой живности. Через четыре дня генерал добавил, что карателями расстреляно по «подозрению в бандитизме» 275 человек, забрано на работы 905. Добыто также 415 голов крупного рогатого скота, 122 овцы, 1 свинья.

При сложении этих цифр получается, что в ходе операции «Зимнее волшебство» были убиты 3904 мирных жителя, 7275 были угнаны на принудительные работы. Уточнённые подсчёты, сделанные при анализе собранных в архивах России, Белоруссии, Германии и Латвии источников, показывают: результатом карательной акции стали 439 сожжённых населённых пунктов, 10—12 тысяч уничтоженных мирных граждан, более 7 тысяч угнанных на принудительные работы в тыл германских войск (несколько тысяч из которых впоследствии погибло). Из протокола допроса начальника дирекции хозяйства генерального округа Латвии А.Хартманиса явствует: «оставшихся в живых граждан впоследствии доставили в Саласпилсский лагерь. Мужей разделяли от жён, затем всех направили на принудительный рабский труд в Германию, детей насильно отнимали от родителей и часть из них распределили между населением Латвии, однако дети были в таком истощённом состоянии, что большинство из них умерло от болезней».

При составлении списка уничтоженных деревень и погибших мирных жителей Россонского, Освейского, Дриссенского и Себежского районов установлено, что в ходе карательной акции погибли 13677 человек. В советских источниках не исключены ошибки, так как к убитым иногда причисляли тех, кто на деле был угнан на принудительные работы, но даже с учётом поправок следует признать, что количество погибших во время «Зимнего волшебства» мирных жителей значительно превышает «официальные» германские данные и составляет не менее 10 — 12 тысяч человек.

Добавить комментарий